Филологические науки

Концепт чуда в славянской и еврейской традиции

Концепт чуда в славянской и еврейской традиции. Сборник статей. Сэфер. Академическая серия. Выпуск 7. М., 2001.

Миф в культуре: человек — не-человек.

Миф в культуре: человек — не-человек. М.: Издательство "Индрик", 2000.

Национальное возрождение и формирование славянских литературных языков.

Национальное возрождение и формирование славянских литературных языков. М.: Издательство "Наука", 1978.

Пир - трапеза - застолье в славянской и еврейской культурной традиции.

Пир - трапеза - застолье в славянской и еврейской культурной традиции. Сборник статей. Сэфер. Академическая серия. Выпуск 17. М., 2007.

Лингвистические основы балканской модели мира.

Авторы : 

Цивьян Т.В. Лингвистические основы балканской модели мира. М.: "Наука", 1990.

Концепт греха в славянской и еврейской культурной традиции.

Концепт греха в славянской и еврейской культурной традиции. Сборник статей. Сэфер. Академическая серия. Выпуск 5. М., 2000.

Стереотипные ментальные структуры и лингвистика текста.

Головачева А.В. Стереотипные ментальные структуры и лингвистика текста. М., 2000.

Зимняя календарная поэзия западных и восточных славян. Генезис и типология колядования.

Виноградова Л. Н. Зимняя календарная поэзия западных и восточных славян. Генезис и типология колядования. М.: Издательство "Наука", 1982.

Человек в контексте культуры. Славянский мир.

Ответственный редактор И. И. Свирида
Содержание

Введение. И. И. Свирида. Человек в контексте культуры

В кругу народной культуры и христианского идеала

Л. Н. Виноградова. Человек/нечеловек в народных представлениях

Т. М. Николаева. Человек и город (еще раз о «двоеверии» в «Слове о полку Игореве»)

A. М. Ранчин. Князь-страстотерпец в славянской агиографии

О. Ю. Тарасов. Сакрализация иконописца в русской традиции

Р. В. Непомнящая. Образ идеального правителя в «Vita Caroli» Карла IV

Очерки славянского язычества.

Книга академика Никиты Ильича Толстого (1923–1996) посвящена древнейшим, дохристианским формам славянской традиционной духовной культуры – архаическим обрядам вызывания дождя и защиты от града, культу предков, мифологии времени, пространства, числа, народной демонологии, вербальной магии. Языческая основа народных верований и обрядов раскрывается на богатом языковом, фольклорном, этнографическом материале разных славянских традиций; дается этнографический комментарий к известным литературным и историческим текстам; анализируются труды выдающихся исследователей славянской мифологии.

Язык культуры: Семантика и грамматика. К 80-летию со дня рождения академика Никиты Ильича Толстого (1923–1996).

В книге публикуются материалы состоявшейся в мае 2003 г. Международной научной конференции "Славянская этнолингвистика и проблемы изучения народной культуры", посвященной 80-летию со дня рождения академика Н. И. Толстого (1923–1996). В статьях российских и зарубежных авторов на материале разных этнических и региональных традиций и языков рассматривается широкий круг проблем, относящихся к вербальным, ритуальным, фольклорным формам традиционной духовной культуры славян. Обсуждаются методы и подходы к изучению народной культуры и перспективы комплексной научной дисциплины – этнолингвистики, основы которой заложены в трудах Н. И. Толстого.

Морфология «волшебной» сказки. Исторические корни волшебной сказки

Автор: 

I. К ИСТОРИИ ВОПРОСА
История науки принимает всегда очень важный вид на той точке, где мы находимся; мы ценим, правда, своих предшественников и до известной степени благодарим их за услугу, которую они нам оказали. Но никто не любит рассматривать их, как мучеников, которых неудержимое влечение заводило в опасные, иногда почти безысходные положения; и, однако, у предков, заложивших фундамент нашему существованию, часто больше серьезности, чем среди изживающих это наследие потомков.
Гете.

Суды Соломона

И в то время устроил Соломон большой пир своим людям. Тогда предстали пред царем две женщины-блудницы, и сказала одна женщина: «Я в беде, господин мой. Я и эта подруга моя — мы живем в одном доме, в котором обе и родились. У меня родился сын. А на третий день после того, как я родила, и эта женщина родила сына. Живем же мы только вдвоем, и никого нет с нами в нашем доме. Этой ночью сын этой женщины умер, потому что она заспала его. И вот, встав среди ночи, она взяла с моей руки моего мальчика и положила его спать на свое ложе, а своего умершего мальчика положила ко мне. Я встала утром покормить младенца и нашла его мертвым. Тут я и разобралась, что это не мой сын, которого я родила». А другая женщина сказала: «Нет, мой сын живой, а это твой умер». И спорили они перед царем.

Сказания о царе Давиде (оригинал и перевод)

Подготовка текста, перевод и комментарии М. Д. Каган-Тарковской и Р. Б. Тарковского

ЖИТИЕ ДАВИДА

СЛОВО О ДАВИДѢ, ЦАРИ И ПРОРОЦѢ ГОСПОДНИ, КАКО РОДИСЯ И КАКО ВЪЦАРИСЯ

СЛОВО О ДАВИДЕ, ЦАРЕ И ПРОРОКЕ ГОСПОДНЕМ, КАК РОДИЛСЯ И КАК ВОЦАРИЛСЯ

Слово блаженного Зоровавеля (оригинал и перевод)

И был Зоровавель воином у царя Дария и охранял царя с двумя другими слугами. И однажды завели они спор и сказали друг другу: «Давайте загадаем загадки, каждый сообразно мудрости своей; написав же свои загадки на грамоте, положим у царя в изголовье, чтобы, проснувшись, увидел загадки на грамоте и оценил их. И тот, кто напишет лучше двух других, будет вторым после царя; сосуды стола его будут золотыми и серебряными, и сбруя для коней его будет дана ему, вторую же часть будет иметь после царя, и любую просьбу его исполнят, и друг царю назовется». И сказали все: «Да будет так».

Житие пророка Моисея (оригинал и перевод)

Однажды царь Фараон увидел сон: вот сидит он на своем царском престоле в Египте и поднял глаза свои, и увидел старца, который стоял против него, а в руках его — чаши весов. И положил он на одну чашу всех египетских старейшин и всех вельмож его, а на другую чашу положил всех агнцев. Проснувшись рано наутро, (царь) созвал всех рабов своих и рассказал им сон. И люди испугались сильным страхом, и сказал волхв Валаом: «Востанет зло в Египте вскоре». И сказал царь: «Что будет, скажи нам». И сказал Валаом царю: «У израильтян родится младенец и расточит все царство Египетское, знай это, царь, напиши в законах египетских, чтобы топили в воде каждого младенца, который родится у евреев, пусть убивают его».

Сказание о Мельхиседеке

Была бесплодна жена Нира Софонима и не родила Ниру наследника. И вот состарилась Софонима, и близился день ее смерти, когда почувствовала она дитя в чреве своем, — а Нир не входил к ней со дня, как поставил его Господь иереем перед людьми. Испугалась Софонима и таилась все дни, и никто из людей и не узнал этого. И сталось же в день родов — вспомнил о жене своей Нир и призвал ее к себе в покои побеседовать с нею. И пошла Софонима к мужу, тая дитя в чреве, и тогда наступило время родин. И увидел ее Нир, и устыдился безмерно такого позора, и сказал ей: «Что же ты это сотворила, жена, и осрамила меня перед людьми? И теперь иди от меня, — иди туда, где зачала позор чрева твоего, да не оскверню рук моих о тебя и не согрешу перед Господом».

О потопе

Настало время, когда начали люди размножаться на земле и дочери родились у них. Увидели мужи дочерей их красивых и взяли себе в жены тех, которых избрали. И сказал Господь Бог: «Не будет пребывать дух мой в людях этих вовеки, потому что греховны они. Путь проживут они 120 лет, исполины». Увидел же Господь Бог, что умножилось зло от людей на земле, и сказал Бог: «Да истреблю человека на земле, его же я создал; от человека до скота и от гадов и до птиц небесных».

Об Адаме и Еве (оригинал и перевод)

Адам в Раю до грехопадения все имел во власти своей, все под властью его жили. И когда изгнал его Господь из Рая и сидел он в Эдеме пред дверьми райскими, то видел сон, что родятся Каин и Авель, и в какое время убьет Каин Авеля. И запретил ему ангел рассказывать это Еве. И прожил так он 70 и 9 лет и заболел нутром, и не ведал, что за болезнь у него. И собрались все от мала и до велика и удивлялись, и говорили Еве: «О мать наша, ты знаешь все тайны его, объяви нам, чем так отец наш болен?» И было всех людей возле Адама 6000 мужей.

Сказание о том, как сотворил Бог Адама (оригинал и перевод)

Создать в Мадиамской земле человека, взяв земли горсть от восьми частей: 1) от земли — тело, 2) от камня — кости, 3) от моря — кровь, 4) от солнца — глаза, 5) от облака — мысли, 6) от света — свет, 7) от ветра — дыхание, 8) от огня — теплоту. И стал Господь Бог глаза ему доставать от солнца, оставив Адама лежать одного на земле; и пришел окаянный Сатана к Адаму и вымазал его калом, тиной и соплями. Вернулся к Адаму Господь и хотел вложить в Адама глаза, но увидел его всего вымазанного (в нечистотах); и разгневался Господь на дьявола, и стал говорить ему: «Окаянный дьявол, проклятый, разве ты не заслужил гибели? Зачем напакостил ты этому человеку, вымазав его? будь ты проклят», — и дьявол исчез сквозь землю, как молния, от лица Господнего.

Книгопечатание и книжная справа на Руси в первой половине VII в.

Автор: 

История Русской Церкви неразрывно связана с историей богослужения на Руси, а та, в свою очередь, с историей русского обряда. Обряд — форма богослужения — играл на Руси в силу особенных исторических условий очень большое, если не главенствующее, значение. Тому свои причины. Эпоха Ивана Грозного явила все признаки подъема творческой энергии русских церковных сил, дерзновенных попыток вождя Церкви митр. Макария разрешить национальными силами ряд вопросов вселенского, всемирного значения. Высоко было самосознание Русской Церкви, обильны были подвиги ее благочестия, далеко заглядывали идеологические религиозные выводы. Но столь же явны были и недостатки орудий и средств к реальному осуществлению ее высоких замыслов. Одним из главных недостатков в сравнении с величием открывшейся русскому взору его вселенской задачи была бесспорно скудость школьного, научного просвещения, недостаток культуры. К XVII столетию внешность Русской Церкви казалась не менее, а даже более, чем прежде, благолепной, ибо украсилась помпой патриаршества. А полет русской богословской мысли явно засыпал и уходил в песок. И интерес ее невольно сосредоточивался на стороне несколько второстепенной, но психологически характерной для русского религиозного темперамента: на стороне культа и обряда. Вот тогда-то и становился еще более очевиден уровень «технической невооруженности», отсутствие школы, отсутствие исторических и археологических знаний.

Литература Древней Руси

Знакомясь с литературными памятниками Древней Руси, современный читатель без особого труда заметит их отличия от произведений литературы нового времени: это и отсутствие детально разработанных характеров персонажей, это и скупость подробностей в описании внешности героев, окружающей их обстановки, пейзажа, это и психологическая немотивированность поступков, и «безликость» реплик, которые могут быть переданы любому герою произведения, так как в них не отражается индивидуальность говорящего, это и «неискренность» монологов с обилием традиционных «общих мест» — отвлеченных рассуждений на богословские или моральные темы, с непомерной патетикой или экспрессией.

Великое наследие. Классические произведения литературы Древней Руси.

Эта книга — не история древней русской литературы и даже не обзор важнейших памятников древней русской литературы. Как видно из заглавия, она касается только памятников литературы Древней Руси, которые могут быть названы классическими.

О роли контраста в системе художественно-изобразительных средств "жития"протопопа Аввакума.

Автор: 

Длительное время "Житие" протопопа Аввакума воспринималось как произведение полемическое по преимуществу, для которого не характерна авторская интенция, продуманная композиция, сознательный отбор жизненного материала, пропущенного сквозь призму основной идеи, преобразующей фабульный ряд в сюжетную последовательность событий, раскрывающих логику авторской мысли.

Япония: язык и культура

Исследователи культуры далеко не всегда принимают во внимание такой ее важнейший компонент, как язык. Нередко считается, что язык – лишь оболочка, в которую заключаются те или иные мысли и идеи, а для культуролога – вспомогательное средство для познания культуры. Но еще почти два столетия назад великий мыслитель Вильгельм фон Гумбольдт писал: «Язык тесно переплетен с духовным развитием человечества и сопутствует ему на каждой ступени его локального прогресса или регресса, отражая в себе каждую стадию культуры».

Поэт и поэзия в римской культуре

Поэзия в римской культуре прошла ускоренный путь развития. В IV в. до н. э. авторской поэзии в Риме еще не существовало, Рим жил устной, народной, безымянной словесностью; к I в. н. э. литературная авторская поэзия не только выделилась и оформилась, но и превратилась в такое замкнутое искусство для искусства, которое почти утратило практическую связь с другими формами общественной жизни. На такой переход потребовалось, стало быть, три столетия. В Греции подобный переход - от предгомеровской устной поэзии около IX в. до н. э. до эллинистической книжной поэзии III в. до н. э. - потребовал шести столетий, вдвое больше.

Поэзия Горация

Имя Горация - одно из самых популярных среди имен писателей древности. Даже те, кто никогда не читал ни одной его строчки, обычно знакомы с этим именем. Хотя бы по русской классической поэзии, где Гораций был частым гостем. Недаром Пушкин в одном из своих стихотворений перечисляет его среди своих любимых поэтов: "Питомцы юных Граций, с Державиным потом чувствительный Гораций является вдвоем..." - а в одном из последних стихотворений ставит его слова - начальные слова оды III, 30 - эпиграфом к собственным строкам на знаменитую горациевскую тему: "Exegi monumentum. Я памятник себе воздвиг нерукотворный..."

Вергилий - поэт будущего.

Вергилию не повезло в России. Его не знали и не любили: "перелицованные "Энеиды" разных авторов русскому читателю всегда были более знакомы, чем "Энеида" настоящая. Сближению с Вергилием мешало сначало гимназическое отвращение, потом - языковой барьер. Поэмы, в которых главное - рассказ, могут нравиться и в переводе; поэмы, в которых живет и звучит каждое слово (а таков весь Вергилий), требуют переводчика-языкотворца, какие бывают редко. Для Гомера таким был Гнедич, для Вергилия такого не нашлось. Не нашлось потому, что романтический XIX век, мечтавший о поэзии естественной и непосредственной, не любил цивилизованной римской классики и предпочитал ей греческую. XX век, расставшись с романтизмом, понял, что естественность и непосредственность в поэзии - миф и что громоздкая сложность и противоречивая напряженность римской цивилизации едва ли не понятнее нашему времени, - и вновь сумел воспринять и оценить Вергилия. Последние пятьдесят лет в Европе были подлинным вергилианским возрождением, и волны его начинают докатываться и до нас. Это отрадно: поэзия Вергилия - это поэзия, открытая в будущее, и всякой культуре, которая не боится будущего, она близка.

Судьбы европейской культурной традиции в эпоху перехода от Античности к Средневековью

Географические пределы рассматриваемого в этой статье материала ясны: речь идет об огромном и пестром регионе, возникшем на исходе существования Римской империи и в ее пределах - от Египта на юге до Британии на севере, от Сирии на востоке до Испании на западе. При этом, что весьма важно, судьбы двух составных частей этого региона - греко-сирийско-коптского Востока и латино-кельто-германского Запада - со временем все больше и больше расходятся, так что к концу переходной эпохи перед нами стоят два разных мира. Но до этого момента мы вправе говорить - с некоторыми оговорками - о культурном единстве в пределах всего региона.

Истоки и развитие раннехристианской литературы

Христианская литература зародилась на грани двух совершенно разнородных языковых и стилевых миров - греческого и еврейско-арамейского. Уже самым своим возникновением она разрушила эту грань, разомкнув замкнутый круг античной литературы и принудив ее к восприятию новых влияний. Победа новой веры, а следовательно, и новой литературной линии по необходимости должна была в корне перестроить не только идейный, но и формальный строй грекоязычной и латиноязычной словесности - и притом с самыми долговременными последствиями для всего развития европейских литератур, до Нового времени включительно. Устоявшийся мир старых тем и форм был взорван.

Pages